Подмосковье с высоты — сердце России



Московская область неразрывно связана со столицей, несмотря на отдельный административный статус в наши дни. На фоне других регионов страны Московская область относительно небольшая — всего 44 тыс км2. Но по меркам Европы это площадь целого государства, например, Дании. Подмосковье — современный регион с огромным экономическим потенциалом. А ещё это прекрасное место с богатейшей тысячелетней историей, привлекающее путешественников со всей России и из-за рубежа.

Collapse )

Железнодорожное

Каренина бежала по перрону,
В руках горжетку нервно теребя.
А Лев Толстой за Анной гнался следом,
Чтбы отвесить смачно пенделя

Качался столб, согнувшись над перроном,
И машинист висел на фонаре,
Когда диспетчер идиот, хоть и в погонах ,
Двум поездам не разойтись на колее

Торжество прозы

Поэзия сдалась на милость прозе,
Хочу парить, но давит мыслей груз,
Мне не найти ни жемчуга в навозе,
Ни музы с с сочной грудью, как арбуз,
Ни кофе на кефире настоять,
Я пребываю в вечном коматозе,
И в нем пишу стихи сюда опять
Офицер РККА

Обращение Пасечника к Зеленскому



Глава ЛНР Пасечник записал обращение к Зеленскому, где пригрозил последнему, что если ВСУ не прекратят огонь на территории ЛНР, то войска ЛНР перейдут к активным действиям против ВСУ при продолжении обстрелов.
Collapse )

Все о короновирусе от авторитетного вирусолога

Дмитрий Львов — легенда советской вирусологии, эксперт ВОЗ по гриппу и респираторным инфекциям с 1987 года, человек, который обнаружил десятки новых неизвестных вирусов на территории СССР и изучил механизмы возникновения пандемий. Мы поговорили с ним о том, как возник вирус в Ухане, каковы его симптомы, зачем нужны маски и как бороться с коронавирусом в России.

В этом интервью — всё, что вам нужно знать о новом китайском коронавирусе.



berlin

Михаил Елизаров АРКАДИЙ ГАЙДАР, первая глава (эссе)


В мае этого года Михаилу Елизарову заказали эссе об Аркадие Гайдаре для третьего тома "Литературной матрицы". Прошло уже более полугода, а книга так и не вышла. Очень жаль, ведь...

Аркадий Гайдар

АРКАДИЙ ГАЙДАР

1

Впервые о Смерти я услышал от Аркадия Петровича Гайдара. Мне исполнилось шесть лет, и к тому времени я уже познал бренность. Ломались игрушки, заканчивались мультфильмы, истекали выходные дни. Каждым вечером полагалось уходить в небытие. Под похоронный мотив «Спят усталые игрушки» я отправлялся в кровать, заливаясь бесстыжими липкими слезами, потому что близкие оставались у телевизора, а я уходил. И это было так несправедливо, так жестоко. Почему я, а не они?!

Раньше в моей детской жизни присутствовал Корней Чуковский, катилась отсеченная паучья голова, праздновалась скорая свадьба комарика и освобожденной Цокотухи. Но это была потешная насекомья смерть, подмостки игрушечного ТЮЗа ― по окончании стишка зарубленный паук надевал голову, как панамку, и выходил на поклон вместе с тараканами и гусеницами. Я поэтому без содрогания губил всяких мух и мотыльков. То была игра в «Чуковского», а не жестокость ― поэтому ничьих я не жалел позолоченных брюх...

Рыжим сентябрьским вечером я влез на прогретый, широкий, как полати, подоконник и приготовился слушать. Шелестела листва. Перевернулась книжная страница. И вдруг что-то произошло ― новое, чужое, но очень приятное, как будто по вспотевшей горячей спине пробежал ласковый прохладный ветер.

Родительский голос раскинул перед моим взором пастораль, такую прекрасную и тревожную,  что я впервые почувствовал собственное сердце ― как будто его не было раньше, а тут оно возникло и застучало...

Collapse )
.

Онтологическое

Я видел все,
И все забыто. Ну, не забыто, но прошло,
Растаяло, дождями смыто, оставлено, завершено,
Но я живу,
Под паутиной созреет персик на окне,
Я не исчезну и не сгину,
Не прекратится бытие,
Я здесь живу,
Я есть, я факт,
Я повседневность не отрину:
Свой дом, картины и портвейн,
Мир это совокупность фактов, -
Сказал философ Витгенштейн.

поэзия, нобелевские лауреаты, слабительное

Я Бродского читаю в туалете,
А где же мне ещё его читать?
И все, что съел и выпил перед этим
Вселенной возвращается опять,
Бумага, правда, очень неудобна,
Она жестка, к тому же мал формат,
Ну что тут скажешь, Постум то есть Бродский!
Не ты, издатель в этом виноват.